reforef.ru 1 2 ... 35 36










Д. М. ЗАТУЛОВСКИЙ

СОВЕТСКИЙ АЛЬПИНИЗМ в 1950 году

Народы нашей великой Родины по установившейся традиции отмечают трудовыми подвигами выдающиеся события нашей жизни. Сыны и дочери советского народа — наши альпинисты всю свою трудовую деятельность, свои спортивные достижения и исследовательскую работу посвящают любимой Родине. В этом сказывается нераз­рывная связь нашего высокогорного спорта со всей со­ветской культурой.

Восхождения и походы 1950 г. — живое этому свиде­тельство. О нерушимой воле советского народа к миру, о великом Сталине, знаменосце борьбы за мир, думали альпинисты Туркестанского военного округа, поднима­ясь на пик Мира. Так предложили называть первовос­ходители побежденную ими безыменную вершину Алайского хребта на Памире. В тур на вершине альпи­нисты вложили портрет товарища Сталина, текст Стокгольмского Воззвания с подписями участников вос­хождения и номер газеты «Правда», в котором сообщались результаты сбора подписей под Воззванием в Со­ветском Союзе.

С именем вождя советского народа пробивались зи­мой, сквозь шквальный ветер и метель к вершине Каз­бека шесть альпинистов — студентов Грозненского пе­дагогического института.

С думой о великом Сталине шли участники юбилей­ной альпиниады Тбилисского университета, неся к вер­шине Эльбруса скульптурное изображение вождя.

Скульптуры Иосифа Виссарионовича Сталина были установлены в прошедшем году на Эльбрусе, Казбеке, Арагаце, Шау-хохе, на многих других горных вершинах нашей страны. Эту почетную задачу выполнили горо­восходители Москвы и Тбилиси, Еревана и Грозного, Дзауджикау и Пятигорска, Ташкента и Махачкалы; этим советские альпинисты выразили свою безгранич­ную любовь и благодарность величайшему человеку на­шей эпохи.

***

Прошедший 1950 г. ознаменован новыми успехами, достигнутыми Советским Союзом во всех областях по­литической, экономической и культурной деятельности. Трудящиеся нашей Родины под водительством комму­нистической партии и великого Сталина обеспечили мо­гучий подъем народного хозяйства, небывалый расцвет социалистической культуры. Досрочное выполнение планов первой послевоенной пятилетки свидетельствует о дальнейшем росте производительных сил социалисти­ческого общества. Осуществление Сталинского плана преобразования природы, гигантские работы по созда­нию гидротехнических сооружений — великих строек коммунизма, строительство новых промышленных пред­приятий, развернувшееся в сельском хозяйстве укруп­нение колхозов, новые достижения науки — все это вносит огромный вклад в создание материальной базы коммунизма.



Занятый созидательным трудом, советский народ возглавил движение сотен миллионов людей во всех странах, борющихся за мир во всем мире.

Все передовое человечество ясно видит теперь нео­споримое превосходство советской социалистической культуры. Гнев и презрение всех простых людей вызы­вает человеконенавистническая, растленная буржуазная культура, служащая делу разжигания новой войны. Капиталистические заправилы стремятся подчинить своим агрессивным целям и спорт, в частности альпи­низм. Так, прикрываясь занятиями альпинизмом, аме­риканские шпионы под видом горовосходителей готовят кадры диверсантов и захватчиков.

Советский спорт — неотъемлемая часть всей социа­листической культуры — развивается иными путями, чем спорт в странах капитализма. Как и вся физическая культура в нашей стране, альпинизм служит благород­ному делу коммунистического воспитания трудящихся нашей Родины, делу их физического развития. Вовле­кая в занятия высокогорным спортом новые слои тру­дящихся, готовя значкистов и разрядников, воспитывая у молодых спортсменов любовь к нашей великой Ро­дине, советские альпинисты вносят свой вклад в дело развития социалистической культуры, в дело борьбы за мир.

В наше время постепенного перехода от социализма к коммунизму вопросы культурного строительства, во­просы воспитания приобретают первостепенное значе­ние. Великая партия Ленина — Сталина ведет неустан­ную работу по коммунистическому воспитанию трудя­щихся нашей страны. Этому великому делу служит советская культура, и оценка состояния работы в любой области культурной деятельности в нашей стране должна исходить из выполнения этой главнейшей за­дачи.

Наш высокогорный спорт, как и вся система физи­ческого воспитания в СССР, является составной частью советской социалистической культуры, одним из средств коммунистического воспитания. Коммунистическая пар­тия, советское государство, профсоюзы создали в на­шей стране такие условия для развития физической культуры, каких нет и не может быть ни в одной стране мира. Не только жители горных районов страны, но и все трудящиеся в период отпусков и каникул могут выезжать в лагери, построенные в горах. Непре­рывное улучшение материальной базы советского альпинизма обеспечивает необходимые условия для дальнейшего роста числа горовосходителей и их спор­тивных и научных достижений.

1950 г. был новой ступенью подъема высокогорного спорта в СССР. От зеленых склонов Карпат до огне­дышащих сопок Камчатки восходили советские люди на горы нашей земли, в борьбе с горной природой зака­ляя волю и тело, изучая труднодоступные горные обла­сти Советского Союза.

Решения партии о физической культуре и спорте, в особенности Постановление ЦК ВКП(б) от 27 декабря 1948 г., определили направление работы альпинистских организаций. Прошедший 1950 г. для советского аль­пинизма был годом дальнейшего роста массово­сти и серьезного повышения спортивного мастерства. Изживая недостатки в работе, альпинистские секции, учебные лагери и альпиниады воспитали тысячи новых молодых горовосходителей, повысили качество подго­товки значкистов «Альпинист СССР I ступени» и раз­рядников. Группы спортсменов-альпинистов совершили ряд выдающихся восхождений международного класса. Альпинисты внесли свой вклад в дальнейшее познание горных районов Советской страны.

Важнейшей задачей, стоявшей в истекшем году пе­ред советским альпинизмом, было всемерное расшире­ние массовости. Уже в прошлые годы наметился пере­лом в развитии альпинизма среди населения горных районов, в использовании местных маршрутов для под­готовки альпинистов.

В 1950 г. расширение этой работы определило уве­личение общего числа участников альпинистских меро­приятий почти на 130% по сравнению с 1949 г.

Если в прошлые годы восхождения организовыва­лись преимущественно силами городских физкультур­ных организаций, то в 1950 г. во многих горных сель­ских местностях были организованы группы восходите­лей, проводились альпиниады. В начале года 318 юно­шей и девушек Душетского района (Грузинской ССР) совершили зимнее восхождение на вершину Непискало. Весной в Докузпаринском районе Дагестанской АССР 50 молодых горцев и горянок селений Куруш, Микрах, Каладжух, Усух-Чай, Мискинджа и Микрах-Казмаляр совершили зачетное восхождение на Шалбуз-даг. Следуя примеру докузпаринцев, многие колхоз­ники Дагестана совершили восхождения на эту и дру­гие вершины. В Киргизии колхозники Тогуз-Тороузского района, преодолевая непогоду, пробивались к вершине пика Байдам-тал.

В 1950 г. проведен ряд горнотуристских походов, со­ревнований по скалолазанию. В этих мероприятиях по­лучили предварительную подготовку будущие участ­ники восхождений и альпиниад.

Всемерное улучшение качества подготовки молодых альпинистов связано, в первую очередь, с организацией круглогодичной работы секций альпинизма, обучением и тренировкой новичков до выезда в горы, всесторон­ней физической подготовкой и тщательным медицин­ским отбором членов секций, участников мероприятий, проводимых в горах.

В деле дальнейшего улучшения подготовки и отбора физкультурников, отправляющихся в учебные высоко­горные лагери, серьезную роль сыграло постановление Секретариата ВЦСПС от 13 декабря 1949 г. Руковод­ствуясь им, центральные и областные советы спортив­ных обществ приняли необходимые меры для помощи низовым альпинистским секциям и контроля за их ра­ботой. При ряде городских комитетов по делам физиче­ской культуры и спорта были организованы семинары для альпинистов. Введение зачетных книжек, удостове­ряющих прохождение альпинистами предлагерной, в частности, общефизической подготовки, уменьшило от­сев среди новичков.

Следует особенно отметить положительную прак­тику ряда секций, комплектовавших группы физкуль­турников, сдающих нормы на значок «Альпинист СССР I ступени», в первую очередь из числа участников горнотуристских походов и спортсменов-скалолазов.

Для дальнейшего улучшения физической подготовки альпинистов и расширения массовой базы высокогор­ного спорта наши секции расширили практику проведения массовых мероприятий: походов на нетрудные вершины, соревнований по скалолазанию, высокогор­ных и горных походов через перевалы и по ущельям. Так, например, в Пятигорске в ночь на 29 октября со­стоялся поход 1200 учащихся нескольких городов на Бештау и Машук. Секция альпинизма Дзауджикау со­вместно с райкомами ВЛКСМ провела массовые походы молодежи на Фетхуз и другие вершины. В этих похо­дах приняло участие около 8 тысяч человек. В Днепро­петровске было проведено три соревнования по скало­лазанию. В Ереване более 8000 физкультурников уча­ствовали в осеннем подъеме к кратеру древнего вулкана Арагаца. В Красноярске десятки тысяч моло­дых людей занимаются скалолазанием в Краснояр­ском заповеднике «Столбы». Спортивное общество «Искра» систематически проводит высокогорные и горнотуристские походы по интереснейшим маршрутам.

Спортивные общества «Наука», «Буревестник», «Химик» и другие хорошо организовали предлагерную подготовку. Но там, где этим делом занимались недоста­точно, где секции альпинизма вообще работают слабо, от 7 до 15% приезжавших в лагери людей не могли быть допущены к занятиям альпинистским спортом (худшими в этом отношении были лагери обществ: «Красная звезда» — 15,4% отсева; «Торпедо» — 14,5%; «Локомотив» Туюк-су — 12,3 %; «Салют» — 11,8 %). Эти цифры еще раз показывают, что улучшение пред­варительной подготовки и более серьезный отбор но­вичков остаются важнейшими задачами.

Первой ступенью спортивной подготовки альпини­ста является, как известно, сдача норм на значок «Аль­пинист СССР I ступени». В 1950 г. подготовлено столь­ко же значкистов, сколько и в предыдущем году, однако значительно возросло число значкистов, подго­товленных вне лагерей. Этому содействовало введение такой новой формы, как работа по местным планам сдачи норм на значок «Альпинист СССР». Впервые такой план был утвержден в 1949 г. для Северо-Осетинской АССР. В прежние годы для сдачи норм на зна­чок альпинисты Дзауджикау должны были отправ­ляться на 18-20 дней в лагери Цея или в район Казбека. Теперь, на основе плана, вся учебная подготовка проходит на близлежащих маршрутах, без отрыва от производства: в выходные дни, после рабочего времени. Только для зачетного восхождения нужно совершить трехдневную поездку. Зимой же зачетное восхождение отнимает еще меньше времени. Благодаря круглогодич­ной сдаче норм на значок альпинисты Северной Осетии от подготовки 137 значкистов в 1948 г. (до введения местного плана) перешли к 397 в 1949 г. и к 1287 — в 1950 г. Местные планы были введены в 1950 г. также и для нескольких районов Армянской ССР, Алма-Атинского района Казахской ССР и некоторых других.

Успешное осуществление местных планов невоз­можно без дальнейшего повышения качества подго­товки альпинистов. ВЦСПС и Центральные Советы спортивных обществ должны позаботиться о том, чтобы альпинистские секции и клубы горных районов страны обновили и пополнили фонды альпинистского снаряже­ния. Без этого нельзя обеспечить дальнейшего расши­рения массовой подготовки горовосходителей.

При работе по местным планам массовая подготовка альпинистов осуществляется без отрыва от производ­ства. Вместе с тем учебные альпинистские лагери оста­ются основой обучения альпинистов, отправляющихся в горы в отпускной период. Перед учебными лагерями в 1950 г. стояла задача решительного улучшения каче­ства обучения; эта задача была, в основном, выполнена. Огромную роль в улучшении работы лагерей сыграло социалистическое соревнование. Пример лучших кол­лективов и отдельных работников подтягивал отстаю­щих, обмен опытом работы способствовал повышению ее уровня.

Подводя итоги соревнования, жюри Комитета по де­лам физической культуры и спорта при Совете Мини­стров СССР отметило повышение качества учебной и усиление политико-воспитательной работы, рост квали­фикации инструкторских кадров, дальнейшее расши­рение материальной базы (лагери «Молния», «Метал­лург», «Красная звезда» и другие), обновление и по­полнение комплектов снаряжения лагерей. Как правило, улучшилось и бытовое обслуживание.

Третий раз подряд первое место и знамя Всесоюз­ного комитета было присуждено лагерю «Молния» (общество «Буревестник»), Начальник лагеря А.С. Поясов, начальник учебной части мастер спорта Ф. А. Кропф и помощник начальника лагеря по поли­тической части Е. В. Шорина награждены почетными грамотами Всесоюзного комитета. Для характеристики работы лагеря достаточно привести две цифры: 92% приехавших в лагерь новичков получили значок «Аль­пинист СССР I ступени»; 72% значкистов полностью выполнили нормы спортивных разрядов1.

Жюри отметило также хорошую работу лагерей: «Металлург» (Адыр-су) — начальник С. Райхман и «Искра»2 — начальник П. Бобылев.

На фоне общего улучшения работы большинства лагерей особенно заметна плохая работа лагеря обще­ства «Торпедо». Серьезные недостатки отмечены в ра­боте лагеря Казахского комитета по делам физической культуры и спорта. С опозданием начали работу и не были обеспечены инструкторами лагери «Салют» и «Наука» («Накра»). Спортивное общество «Крылья Советов» не использовало возможностей для строитель­ства лагеря и по-прежнему отстает в работе по высоко­горному спорту, растеряв свои, некогда многочислен­ные, спортивные кадры.

Предложения профсоюзных и спортивных организа­ций Грузии, Киргизии, Узбекистана о создании альпи­нистских учебных лагерей в этих республиках остались нереализованными, хотя организация лагерей в новых районах, в первую очередь в Средней Азии, позволила бы значительно расширить подготовку значкистов. Ре­шение этого вопроса — важнейшая задача альпинист­ских организаций на 1951 год.

Качество подготовки альпинистов и уровень воспи­тательной работы в большой степени зависят от обес­печенности лагерей, преподавателями-инструкторами, от их педагогической и спортивной квалификации.

В послевоенные годы кадры инструкторов пополни­лись сотнями альпинистов, окончивших курсы младших инструкторов. Многие из них прошли стажировку, полу­чили право преподавания. Не будет преувеличением, если мы скажем, что кадры имеющихся инструкторов вполне достаточны для подготовки значительно боль­шего числа молодых альпинистов. Однако в прошедшем спортивном сезоне в отдельных лагерях занятия не были обеспечены достаточным числом инструкторов. Создавшееся положение — прямой результат того, что секции альпинизма при комитетах по делам физической культуры и спорта и спортивные общества плохо рас­пределяют и не работают со своими инструкторскими кадрами. Некоторые общества («Торпедо» и другие) не готовят свои инструкторские кадры, предпочитая пользоваться преподавателями других обществ, на­рушая тем планы работы этих организаций. В ре­зультате некоторые лагери не выполнили полно­стью учебных программ и часть новичков не могла сдать нормы на значок «Альпинист СССР I ступени».

Оставляет желать лучшего и уровень работы с ин­структорами. Занятия с ними проводились во многих лагерях от случая к случаю, без единого плана. Содер­жание этих занятий чаще всего ограничивалось прора­боткой тем учебных занятий с новичками. Еще менее удовлетворительна постановка методической работы с инструкторами в период межсезонья. Даже на одном из лучших семинаров, организованном ленинградской сек­цией, проходилась почти исключительно техника аль­пинизма; вопросы воспитательной работы, задачи по­вышения педагогического мастерства инструктора, ме­тодика занятий с новичками и значкистами — в тематике семинаров почти не были отражены. Важней­шим условием роста квалификации преподавате­лей альпинизма является повышение их образователь­ного уровня, приобщение к последним достижениям передовой советской науки. В первую очередь это отно­сится к географической науке. Только при этом условии инструктор альпинизма будет в состоянии обеспечить полноценное обучение и воспитание советских альпи­нистов.

Учет инструкторских кадров, систематическое повы­шение их политического и общеобразовательного уровня, педагогической и спортивной квалификации, правильное их использование — таковы основные усло­вия улучшения положения с преподавательским соста­вом в альпинизме.

Вопросы улучшения работы с инструкторами тес­нейшим образом связаны с состоянием подготовки но­вых кадров. В 1950 г. обучение младших инструкторов альпинизма проводилось на курсах отдела физкультуры и спорта ВЦСПС, на альпинистских базах и в лагерях спортивного общества «Спартак» и Комитетов по де­лам физической культуры и спорта Украинской и Ка­захской ССР. Несмотря на ряд трудностей в их работе, курсы решили поставленную перед ними задачу и вы­пустили новый отряд преподавателей альпинизма.

Основными по своему значению и количеству обу­чаемых являются, старейшие из перечисленных, курсы младших инструкторов альпинизма ВЦСПС. Однако и их работа страдала рядом недостатков. Отдел физической культуры и спорта ВЦСПС — организатор курсов — не уделял им необходимого внимания, в ре­зультате курсы не были обеспечены соответствующим преподавательским составом. Недостаточно продуманно проводились отбор и комплектование состава курсан­тов: слабо представлены были горные районы страны, не учитывалось наличие педагогических способностей у кандидатов.

Работа курсов не была разграничена с деятельно­стью лагеря «Локомотив», на территории которого они размещаются. Это вызывало неполадки в организации учебного процесса и воспитательной работы.

Серьезные недостатки в работе курсов инструкторов ВЦСПС, существование «карликовых» курсов отдель­ных обществ и комитетов, отсутствие единых программ и методики обучения, малочисленность кадров препода­вателей альпинизма — заставляют вновь поставить во­прос о необходимости объединения подготовки инструк­торов альпинизма в системе Управления учебными за­ведениями Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта.

***

Наряду с расширением массовой базы советского альпинизма продолжался дальнейший рост спортив­ного мастерства наших горовосходителей. В этой обла­сти советские альпинисты добились в истекшем году значительных успехов.



В 1950 г. альпинисты Советского Союза совершили 1440 спортивных восхождений1, в которых участво­вало около 12 тысяч альпинистов (из них 1089 восхож­дений с 8 098 участниками приходится на долю спор­тивных обществ профсоюзов).

Уместно напомнить, что в последнем предвоенном альпинистском сезоне (1940 г.) было совершено около 600 восхождений с 1209 участниками. Сравнение этих цифр с данными 1950 г. показывает существенные сдвиги в уровне спортивного мастерства нашего высоко­горного спорта.

Это положение подтверждается и значительным ро­стом числа восхождений на вершины высших IV и V категорий трудности. В 1950 г. совершено 110 таких восхождений с 498 участниками (в 1949 г. — 94 восхож­дения с 448 участниками). Следует отметить, что боль­шинство участников этих восхождений — альпинисты, которые начали заниматься этим видом спорта только в послевоенные годы. Выдвижение альпинистской мо­лодежи, ее растущее спортивное мастерство подтвер­ждается числом альпинистов, выполнивших нормы ма­стера спорта.

Не имея возможности остановиться подробно на описании всех интересных восхождений прошедшего года, мы перечислим лишь наиболее значительные из них.

Продолжая работу прошлых лет, советские альпи­нисты непрестанно совершенствуют тактику и технику высотных восхождений, готовят новые кадры восходи­телей-высотников. Альпинисты спортивного клуба Ташкентского окружного дома офицера предприняли в 1950 г. восхождение на одну из высочайших вершин страны — пик Ленина (7134 м)1. Напомним, что первое восхождение на пик Ленина (1934 г.) было совершено также участниками армейской альпиниады (В. Абала-ков, И. Лукин, Н. Чернуха).

Восхождению 1950 г. предшествовала длительная и серьезная подготовка. Были проведены многочисленные тренировки участников штурма, обследованы склоны пика, проведена разведка маршрута, подготовлены про­межуточные лагери. Широко использовались радио­связь и авиация. Вершины пика достигли 12 альпини­стов во главе с мастером спорта В.И. Рацеком. Сле­дует заметить, что все участники этого восхождения — молодые альпинисты, пришедшие в высокогорный спорт в последние годы.

Достижению армейских альпинистов присуждено первое место по классу высотных восхождений 1950 г. Это первое в СССР послевоенное восхождение на вер­шину выше 7000 метров.

К хребту Академии наук (Памир) направилась ле­том 1950 г. экспедиция спортивного общества «Локо­мотив». Следует отметить, что до прошедшего года спортивные экспедиции в отдаленные районы Средней Азии организовывались только спортивным обществом «Наука». Альпинисты «Локомотива», начав с походов в соседние с его лагерем Туюк-су (Заилийский Ала­тау) малообследованные ущелья, перешли затем к организации экспедиции, более серьезной по своим задачам и по отдаленности района работы. Участ­ники экспедиции «Локомотива», во главе с масте­ром спорта Б. Гарфом проникли в верховья ледника Гармо, совершив восхождение на пик «6350» (Б. Гарф и П. Поварнин), занявшее второе место по высотному классу.

Лучшие восхождения по классам траверсов и техни­чески трудных проходили в горах Кавказа, основного района массового и спортивного альпинизма.

Несколько лет альпинисты Грузии готовились к тра­версу за одно прохождение массивов Ушбы и Шхельды. Каждая из двух частей этого траверса представляет собой маршрут V категории трудности. Первые по­пытки траверса, предпринятые заслуженным мастером спорта Алешей Джапаридзе, относятся к 1943 и 1945 гг. Начатые поздней осенью, эти восхождения оказались неудачными из-за крайне неблагоприятной погоды. Оба раза многодневные снежные бураны заставали группы на южной и северной вершинах Ушбы, и восходители попадали в бедственное положение. Во время второй попытки трагически погибла вся группа восходителей.

Товарищи покойного Алеши Джапаридзе — одного из лучших альпинистов нашей страны — решили за­вершить начатое им предприятие. Учтя опыт неудачных попыток, они приступили к подготовке траверса в об­ратном направлении, начиная с массива Шхельды. Вос­хождение, начатое в конце августа 1949 г., завершилось неудачно, штурмовая группа успела пройти лишь часть гребня Шхельды и была вынуждена прекратить дви­жение из-за резкого ухудшения погоды.

Подготовка траверса 1950 г. велась при большой по­мощи и поддержке правительства Грузинской ССР. В обеспечении траверса участвовали сильнейшие аль­пинисты республики. Успеху способствовало и то, что на этот раз восхождение было начато значительно ра­нее, чем при предыдущих попытках (31 июля),

Траверс был совершен группой в составе: И. Марр (начальник), Б. Хергиани, Г. Зуребиани, Ч. Чартолани и М. Гварлиани1.

Это восхождение заняло первое место в 1950 г. по классу траверсов. Следует особо отметить, что штур­мовая группа состояла в основном из колхозников Сванетии.

Ряд других траверсов 1950 г. показывает, что этот вид восхождений, требующий особенно хорошей под­готовки, высокой организации и огромной выносливости восходителей, остается одним из наиболее популяр­ных среди советских альпинистов.

Хорошо провела сложный траверс гребня массива Джугутурлючата большая группа молодых альпини­стов спортивного общества «Буревестник» (руководи­тель И.А. Галустов). Это восхождение увенчало боль­шую работу по воспитанию спортивной молодежи, кото­рую систематически ведет коллектив лагеря «Молния» (Домбайский район).

Спортсмены «Локомотива» прошли в весьма небла­гоприятных метеорологических условиях классический траверс всех вершин массива Шхельды (начальник группы М. Звездкин). Оба эти восхождения заняли вто­рое место по классу траверсов.

Следует заметить, что маршруты траверсов Шхельды, пройденные в истекшем году, как и прежде, завершались или начинались восточной вершиной. Было бы логично теперь предложить маршрут траверса с прохождением «пилы» восточного участка гребня, ко­торый был впервые пройден в 1949 г. группой мастера спорта В. Кизеля. В этом случае можно было бы по праву говорить о полном траверсе всего гребня Шхельды.

Впервые пройден и полный траверс всего гребня массива Тихтенген альпинистами спортивного обшества «Наука» (лагерь «Накра»). Спортсмены этого лагеря три года совершали восхождения на вершины центральной части Главного Кавказского хребта, пользуясь доступ­ными лагерю подходами с юга. Альпинисты «Накры» в 1948 и 1949 гг. уже штурмовали Тихтенген, завершив ныне освоение массива. Группа состояла в основном из украинских альпинистов (начальник Л.А. Филоненко). Восходители Северной Осетии проделали несколько траверсов вершин в Казбекской группе. Наиболее сложным из них был траверс Джимарай-хох — Шау-хох — Зейгалан. Подъем на Джимарай-хох произвели по различным маршрутам две группы: группа «Науки» (начальник Г. Черевиченко) поднялась по восточному гребню, А. Калмыков и Б. Голубев преодолели скаль­ное западное ребро. Дальнейший путь группы проде­лали совместно.

Впервые пройден альпинистами Киргизии во главе с Б. Маречеком траверс четырех башен Восточно-Ала-мединской гряды (Киргизский Ала-тау, Тянь-шань).

В 1950 г. дальнейшее развитие получили и подъемы наших спортсменов по «стенам», класс технически слож­ных восхождений. Сложные маршруты по стенам, кото­рые еще 10-15 лет назад представлялись многим на­шим альпинистам непроходимыми, теперь четко и, глав­ное, безаварийно преодолеваются каждый год многими группами (стена Ушбы, северное ребро Шхары, север­ная стена Западной Шхельды и др.). В этом еще раз проявился возросший уровень технического и тактиче­ского мастерства наших спортсменов.

К числу лучших маршрутов по стенам следует отнести подъем по северо-восточной стене Сонгути (Цейский район). Пройденный мастерами спорта К. Кузьминым и В. Тихонравовым маршрут по трудным скалам и крутым ледяным склонам, невидимому, — наи­более сложный вариант подъема по этой стене (заме­тим, что с севера на Сонгути совершены восхождения уже по трем различным вариантам).

Восхождение К. Кузьмина и В. Тихонравова заняло первое место по классу технически трудных восхож­дений.

Альпинисты общества «Спартак» были в числе за­чинателей восхождений по стенам. В прошедшем году ими совершено наибольшее число восхождений этого класса. Так, группа «Спартака» во главе с заслужен­ным мастером спорта Н. Гусаком совершила подъем по стенам пиков имени Монгольской Народной Респуб­лики (ущелье Курмы-ауз, Эльбрусский район). Несмо­тря на сравнительно небольшую относительную высоту вершин, отвесные стены потребовали применения слож­ной техники скалолазания и точного выбора пути. Это восхождение заняло второе место по классу техниче­ски трудных восхождений.

Новый сложный маршрут по северной стене Шхельды-тау проложила команда мастеров спорта об­щества «Спартак» во главе с заслуженным мастером спорта В.М. Абалаковым. Участники команды совер­шают не первое восхождение по северной стене Шхельды. На этот раз целью была вторая западная вершина. Ключевым этапом восхождения был участок крутых, сильно сглаженных скал. В верхней части стены пришлось преодолеть и крутые фирновые склоны.

Советские альпинисты непрерывно расширяют круг своей деятельности. Каждый год группы восходителей обследуют редко посещаемые горные ущелья, восходят на не взятые еще вершины. Разведка новых районов расширяет кругозор альпиниста, увеличивает его опыт, развивает навыки ориентирования в горах, выбора маршрутов, организации путешествия.

Альпинисты Казахстана успешно осваивали вер­шины верховьев р. Левый Талгар (Заилийский Ала­тау). Сюда, в цирк ледника Тогузак, направилась группа альпинистов «Искры» во главе с М. Грудзинским. Обследовав район, альпинисты совершили не­сколько первовосхождений. Позже сюда же прибыли 16 сильнейших альпинистов Алма-Аты под руковод­ством мастера спорта В. Неаронского. Они поднялись на никем еще не побежденную вершину, предложив на­звать ее в честь XXX годовщины Казахской ССР пи­ком Советский Казахстан.

Другая группа казахских альпинистов (начальник В. Зимин) обследовала вершины Джунгарского Ала­тау.

Восходители Киргизии совершили ряд восхождений в Киргизском Ала-тау. В числе побежденных вершин, высшая точка хребта — пик Семенова-Тян-Шанского. Несколько первовосхождений совершили узбекские аль­пинисты в Фанских горах (Памиро-Алай).

Альпинисты Армянской ССР в районе наиболее вы­соких вершин Зангезурского хребта обследовали уча­сток горной цепи, совершив несколько восхождений. Альпинисты Северной Осетии и лагерей Цейского района в 1950 г. осваивали вершины, окружающие цирк Мидаграбииского ледника (Мидаграбинское плато — в западной части Казбекской группы), до этого сравни­тельно редко посещавшегося альпинистами.

Большое количество спортивных восхождений по­следних лет (особенно 1950 г.) отразилось на значи­тельном увеличении числа альпинистов, повысивших свои спортивные разряды. В 1950 г. подготовлено1: 976 спортсменов III разряда, 150 — II разряда, 46 — I разряда. Всего 1172 человека. Подавляющее боль­шинство — 895 разрядников — подготовлено в лагерях профсоюзов.

Если в 1949 г. в лагерях совершили восхождение 905 групп, то в 1950 г. их было уже 1089. На каждого значкиста и разрядника, приехавшего в лагерь, при­шлось в среднем более 5 спортивных восхождений (5,12) на вершины всех категорий трудности. Это, несомненно,— весьма высокая цифра, если учесть, что фактически альпинист, приезжающий в лагерь, имеет для восхождений весьма короткий срок (учитывая не­погоду и прочие причины).

Несмотря на то, что лагери расширили и улучшили воспитание спортивных кадров, методику подготовки разрядников все еще нельзя считать установившейся, а в организации этого дела имеется ряд недостатков. В некоторых спортивных обществах, республиканских и городских секциях и клубах не ведется систематиче­ская круглогодичная работа с альпинистами, готовя­щимися к сдаче норм на спортивные разряды.

Примером хорошей работы с разрядниками служит деятельность спортивного общества «Молния»1. Здесь заблаговременно разрабатываются индивидуальные планы восхождений для каждого альпиниста. Благо­даря постоянной и хорошо организованной работе аль­пинистских секций многих физкультурных коллективов, все их члены проходят систематическую специальную и общефизическую подготовку к сезону. Еще более важно то, что в обществе не только тщательно плани­руется подготовка каждого альпиниста, но и ведется упорная борьба за выполнение плана.

При лагере «Молния» три года работает спортив­ная школа, обеспеченная лучшими инструкторами. Значительный опыт подготовки разрядников накоплен сборами украинских альпинистов, лагерем «Химик» и другими организациями, опыт которых изучается еще совершенно недостаточно.

Воспитательная работа среди спортсменов нахо­дится на недостаточно высоком уровне. Руководители лагерей, альпинистских секций и спортивных групп еще недостаточно широко используют положительные при­меры из жизни нашей страны, из истории советского высокогорного спорта для воспитания у молодых горо­восходителей социалистического отношения к своей деятельности в горах.

Недостатки в работе по спортивной подготовке свя­заны прежде всего с отсутствием единой системы. Под­готовка значкистов на нормы III разряда в специаль­ных группах учебных лагерей не обеспечена полноцен­ной программой обучения, не имеет единой методики. Занятия со значкистами, приехавшими в горы вторично, сводятся зачастую к повторению программы скальной и ледовой техники в объеме первого года обучения (про­граммы для новичков). Основа учебной работы со знач­кистами — восхождения. Однако в ряде случаев накоп­ление опыта восхождений подменяется погоней за кате­гориями. Восхождения значкистов в иных лагерях организуются с единственной целью: возможно скорее набрать число маршрутов определенных категорий трудности. Такая «подготовка» носит чисто формальный характер. Как известно, полноценная подготовка раз­рядников требует выбора для группы значкистов разно­образных по характеру маршрутов и полного их про­хождения.

Формальное отношение к подготовке разрядников проявлялось и в этом вопросе. Мы имеем в виду, во-первых, траверсы нескольких вершин с зачетом катего­рии каждой из них в отдельности (как при восхожде­нии по обычному пути) и, во-вторых,— подъемы на ряд вершин с плато, перевалов и цирков ледников (Ушбинское и Караугомское плато, район перевала Тот, цирк Мидаграбинского ледника и т.п.). В послед­нем случае руководители «экономят» на подъеме на плато, пренебрегая тем обстоятельством, что для вер­шин I-III категорий трудности этот подъем состав­ляет существенную часть восхождений. В истекшем году больше всего злоупотребляли такими «комбиниро­ванными» восхождениями отдельные руководители ла­герей Цея и Тянь-шаня, некоторые альпинистские сек­ции Северной Осетии и Казахстана.

Другим недостатком восхождений значкистов яв­ляется многочисленность групп (это замечание отно­сится к учебным восхождениям и не касается специаль­ных массовых восхождений, значения которых мы не склонны умалять). Группы по 15-20 человек, иногда весь отряд значкистов лагеря отправляются с 3-5 ин­структорами, которые прокладывают маршрут, следят за каждым шагом значкиста, организуют массовую страховку и т.п. Никакого опыта проведения горовосхождения, выбора пути и необходимых технических приемов значкист в этом случае не почерпнет. Еще бо­лее существенно то, что при таком воспитании сни­жается чувство ответственности у молодых альпинистов: они привыкают к тому, что все решают инструктора, а их дело лишь идти по указанному пути. Так как при восхождениях больших групп на вершины до III кате­гории трудности чаще всего организуется массовая страховка, то даже полноценной практики применения попеременной страховки молодые альпинисты на таких маршрутах не получают.

Это положение должно быть в корне изменено. Не­обходимо работать с каждым альпинистом, учитывая индивидуальные данные и способности любого моло­дого спортсмена. Только при этом условии можно почти точно определить сроки сдачи норм спортивного раз­ряда каждым отдельным значкистом (не обязательно готовить третьеразрядника за одну смену, за один лет­ний сезон) с тем, чтобы его альпинистская квалифика­ция соответствовала присвоенному разряду.

Всесоюзной секции альпинизма необходимо по­вести более решительную борьбу за безусловное вы­полнение требований по овладению опытом восхождений. После первого тренировочного восхождения во главе с инструктором значкисты должны на остальных восхождениях (группами по 5 человек) идти самостоя­тельно, инструктор идет лишь как наблюдатель. Спортивная подготовка третьеразрядника должна завершаться самостоятельными восхождениями знач­кистов на вершины I категории трудности.

Классификационная комиссия Всесоюзной секции альпинизма должна разработать порядок зачета марш­рутов с восхождениями на несколько вершин.

Если для улучшения подготовки альпинистов III разряда нужно лишь упорядочить существующую систему, то в отношении альпинистов более высокой квалификации необходимо принципиально изменить существующее положение, особенно в спортивных обществах профсоюзов. Как показал многолетний опыт, одной из лучших форм подготовки альпинистов II и I разрядов являются спортивные школы и группы, ра­ботающие под руководством опытного тренера, мастера спорта. Наряду с организацией спортивных школ при существующих лагерях необходимо создать в ряде гор­ных районов специальные базы, предоставляющие спор­тивным группам альпинистов и спортивным школам обществ возможность получения на месте снаряжения во временное пользование, продуктов для восхождений, а также приюта и питания на дни перерыва между вос­хождениями. Такое мероприятие позволит одновре­менно снизить затраты на подготовку квалифицирован­ных альпинистов.

***


Мы неоднократно отмечали, что в области расшире­ния массовой базы альпинизма и в работе по первона­чальному обучению горовосходителей все более возра­стает значение и удельный вес деятельности организа­ций, занимающихся развитием альпинизма в горных районах страны. В связи с этим особый интерес пред­ставляют итоги работы секций альпинизма ряда союз­ных республик. В истекшем году большинство из них улучшило свою работу и, в первую очередь, расширило практику проведения массовых мероприятий. Возрос также и уровень спортивного мастерства альпини­стов — коренных жителей гор.

Как и в прошлые годы, в ряде горных районов страны были проведены местные альпиниады, посвященные юбилейным датам советского календаря.

20 августа возле метеостанции на склонах Казбека возникли десятки маленьких палаток альпинистов Северо-Осетинской АССР и учебных лагерей Цейского ущелья. В день 40-й годовщины восхождения С.М. Ки­рова на Казбек к вершине тремя маршрутами двину­лись 340 альпинистов. Подъем происходил в трудных условиях: дул сильный ветер, все было окутано плотной завесой облаков. На вершине был установлен бюст С.М. Кирова, проведен краткий митинг.

Массовыми высокогорными походами 380 восходите­лей отмечено тридцатилетие Дагестанской АССР.

На вершину Эльбруса поднялись участники юбилей­ной альпиниады Тбилисского государственного универ­ситета, предпринятой в ознаменование первого совет­ского восхождения на Эльбрус, совершенного в 1925 г. группой студентов и преподавателей во главе с проф. Г. Николадзе.

Говоря о массовой работе по альпинизму, следует отметить ведущую роль секции альпинистов Северо-Осетинской АССР (председатель В. Катов). Актив сек­ции не только хорошо использовал возможности, предо­ставляемые местным планом сдачи норм на значок «Альпинист СССР I ступени», но и развернул большую спортивную работу. В мероприятиях, проведенных сек­цией, участвовало более 10 000 человек.

Альпинистский клуб Грузии учел критику, которой была подвергнута его работа на пленуме Всесоюзной секции альпинизма (весна 1950 г.). В деятельности клуба произошли значительные сдвиги: увеличилось число подготовленных значкистов, улучшилась работа низовых секций. Клуб провел ряд массовых походов и восхождений сельской молодежи (Сванетия, Тушетия, Кутаисская область, Абхазская АССР и др.). В альпи­ниадах подготовлено более 500 значкистов. Альпини­сты Грузии провели ряд сложных восхождений, первое место среди которых по праву занимает траверс Шхельды — Ушбы.

Клуб, однако, далеко не исчерпал возможностей дальнейшего расширения массовой работы. Одна из главных его задач на 1951 г. — разработка и выполне­ние местных планов, объединение всех альпинистских секций спортивных обществ профсоюзов республики для дальнейшего подъема работы по альпинизму в Грузии, которая должна занимать в этом виде спорта первое место в Советском Союзе.

Более систематический характер приняла подготовка альпинистов в Армянской ССР. Горовосходители Ар­мении приступили к внедрению местного плана подго­товки значкистов в Ереване и одновременно провели разведку новых маршрутов в Зангезурском хребте. В ре­зультате разведки выявлены возможности подготовки альпинистов в нескольких районах республики. В 1950 г. подготовлено около 300 значкистов, в меро­приятиях, проводимых секцией, приняло участие свыше 1200 человек.

Среди союзных республик Закавказья последнее ме­сто в работе по альпинизму занимает Азербайджан­ская ССР. Несмотря на природные возможности, почти никакой работы на местах здесь не проводится. Физ­культурные организации ограничиваются посылкой спортсменов в лагери профсоюзов, расположенные за сотни километров от горных районов республики.

Заилийский Ала-тау считается вторым в стране (по­сле Кавказа) центром развития массового альпинизма. Однако, хотя в республике и имеется три альпинист­ских лагеря, массовая подготовка восходителей не только не растет, но даже имеет тенденцию к пониже­нию. Практика областных альпиниад позабыта, вся ра­бота сосредоточена почти исключительно в Алма-Ата.

Организации, ведающие развитием физической куль­туры и спорта в Казахской ССР, не извлекли урока из заслуженной критики их работы. Недостаточна и ра­бота республиканской секции альпинизма (председа­тель Е. Колокольников).

В Киргизской ССР значительная часть территории занята горами, даже крупные населенные центры нахо­дятся вблизи хребтов. В первые послевоенные годы альпинисты Киргизии провели ряд массовых альпиниад с участием физкультурников областей республики. В активе спортсменов немало побежденных вершин и пройденных маршрутов.


Лагерь «Локомотив» в ущелье Адыл-су.



Пик Вольной Испании и верховья лед­ника Кашка-таш

в ущелье р. Адыл-су.

Фото Л. ПУЗЕНКО.




Массивы одиннадцати вершин Шхельды (вверху) и Ушбы, пройденные в рекордном тра­версе грузинскими альпинистами летом 1960 г.
Фото М. АНУФРИКОВА

Панорама вершин Главного Кавказского хребта. Справа

налево: пик Ax-су, Малая Шхельда, пик Физкультурник,

гребень Шхельды-тау, правее — Северная и Южная Ушба

(снято с пика Ax-су во время восхождения искровцев).

Фото В. РУЙКОВИЧА.



Алибекский ледник и вершина Эрцог

Фото П. ЗАХАРОВА

ЦК ЛКСМ Киргизии принял специальное поста­новление о развитии альпинизма и туризма в респуб­лике. Однако вся деятельность альпинистов Киргизии в 1950 г. исчерпывается несколькими спортивными вос­хождениями (среди них имеются значительные дости­жения) и соревнованиями по скалолазанию, массовой подготовки альпинистов здесь не велось.

Резкое улучшение работы по альпинизму в горных районах Средней Азии — первоочередная задача всех организаций, занимающихся развитием физической культуры и спорта.

Отметим, что горные походы были проведены на Урале, в Туркмении (Копет-даг), в Карпатах; комсо­мольцы Петропавловска-на-Камчатке предприняли подъем на Корякскую сопку.

Нельзя не отметить распространение новых видов альпинистских мероприятий в деятельности местных альпинистских секций: в течение 1950 г. проведен це­лый ряд зимних походов и восхождений. Так, отмечая выборы в Верховный Совет СССР, студенты Казах­ского государственного университета (Алма-Ата) со­вершили зимнее восхождение на пик Комсомола. Ряд массовых и спортивных восхождений в начале и конце 1950 г. совершили в массиве Казбека альпинисты Се­верной Осетии. В день выборов в местные Советы, от­мечая это событие, 330 альпинистов республики подня­лись на Мальчеч-корт. 20 ноября при жестоком морозе, ветре и снегопаде достигли вершины Казбека альпи­нисты г. Грозного — это первое после войны зимнее восхождение на эту вершину. Ряд зимних восхождений совершили альпинисты Грузии. Среди них нужно отме­тить подъем на Цурунгал (группа под руководством Немсицверидзе).

Все шире распространяется новый вид спорта — скалолазание. Летом 1919 г., в разгар гражданской войны, на вершине отвесной скалы «Большой беркут» (близ Красноярска) неизвестный революционер, пре­одолев огромные трудности, установил красный флаг. Алое полотнище долго развевалось в воздухе, тщетны были попытки колчаковцев взобраться на утес. Им удалось сбить флаг только пулеметным огнем.

Прошедшим летом труднейший подъем был повто­рен четырьмя скалолазами Красноярска. В городе, ро­дине скалолазания, в 1950 г. проведено несколько инте­ресных соревнований. Скалолазание приобрело здесь широкую популярность: только в открытии сезона при­нимало участие 10 000 человек. Обмен опытом с альпинистами позволил скалолазам Красноярска обогатить свою технику.

Соревнованиями по скалолазанию, собравшими бо­лее 2000 человек, в Алма-Ата было отмечено открытие альпинистского сезона. Впервые такие состязания были проведены в Киргизии. В Тбилиси состоялось состя­зание лучших скалолазов союзных республик За­кавказья. Соревнования по этому виду спорта были проведены в Дзауджикау, Днепропетровске, Житомире и многих других городах.

Развитие этого нового вида спорта ставит в порядок дня скорейшее его организационное оформление и включение соответствующих норм во Всесоюзную спор­тивную классификацию.

***

Спортивные достижения не являются самоцелью для советских альпинистов. Овладевая техникой и тактикой восхождений, они помнят', что эти знания и навыки вооружают их для помощи исследователям труднодо­ступных высокогорных районов советской страны. Об­щеизвестен большой вклад наших альпинистов в изуче­ние гор Средней Азии.



Направляясь в отдаленные малоизученные районы, группы альпинистов в 1950 г., как и прежде, одновре­менно с решением спортивных задач вели и посильную исследовательскую работу.

В горы Чаткальского хребта (Тянь-шань) отправи­лась небольшая экспедиция спортивного общества «Наука» и Московского филиала Географического общества СССР. Инициаторы и руководители этой экспедиции С. Лукомский и заслуженный мастер спорта Е. Казакова в третий раз направлялись на Чаткальский хребет, продолжая последовательное обследование района. Экспедицией 1950 г. пройден ряд маршрутов, осветивших неохваченную в прошлые годы часть района. Чаткальские горы представлялись, по литера­турным и картографическим данным, почти лишенными оледенения. Как показали работы С. Лукомского и его спутников, в этом районе имеется ряд значительных ледников. Здесь поднимаются интересные для горовос­ходителя вершины, могут быть пройдены сложные пере­вальные маршруты. Чаткальские горы, представляю­щие интерес для исследователя-географа, вместе с тем могут стать хорошей базой для развития спортивного альпинизма в Узбекистане.

Отметим попутно, что следует всячески рекомендо­вать нашим альпинистским группам повторные посеще­ния малоисследованных районов.

Киргизские альпинисты последовательно, район за районом, осваивали горные ущелья республики. Вос­хождением на высочайшую вершину Киргизского Ала­тау — пик Семенова-Тян-Шанского была завершена двухлетняя разведка и исследование верховьев ущелья Ак-сай. Альпинисты во главе со старшим инструктором Б. Маречеком уточнили карту района, нанесли не по­казанные ранее ледники. В 1950 г. было начато и об­следование соседнего ущелья Топ-карагай, где открыт неизвестный ледник длиной более 7 км, найден перевал из ущелья Ала-арча в ущелье Аламедин. В Казахстане группа старшего инструктора М. Грудзинского, продол­жающего многолетнюю работу по изучению Заилийского Ала-тау, направилась к малоисследованному району цирка ледника Тогузак (верховья ущелья р. Ле­вый Талгар). Группа обнаружила еще не нанесенный на карту ледник. Три неизвестных ранее ледника от­крыла в Джунгарском Ала-тау другая группа казах­ских альпинистов (руководитель В. Зимин). Всё же не­которые группы и экспедиции альпинистов, отправля­ясь в длительные путешествия, не ставят перед собой определенных исследовательских задач, тем самым зна­чительно снижая ценность своих поездок. Оставляет желать лучшего и связь альпинистов с научными орга­низациями. В качестве примера можно привести экспе­дицию «Локомотива», которая, проделав трудное путе­шествие, поднявшись в верховья ледника Гармо, не предприняла почти никаких попыток изучения района1. Такие факты подчеркивают необходимость введения обязательных программ по изучению природы отдален­ных горных районов для альпинистских экспедиций, ко­торые туда направляются.

Некоторые альпинистские организации считают, что горы Кавказа настолько изучены, что восходители не могут уже ничего прибавить к их географическому по­знанию. Ошибочность этого взгляда еще раз опро­вергли в 1950 г. участники альпиниады Пятигорского педагогического института. Совершив восхождение на Эльбрус и другие вершины этого района, альпинисты попутно провели ряд исследований, собрали ботаниче­ские и минералогические коллекции, обнаружили новые месторождения полезных ископаемых, уточнили сведе­ния по ледникам.

Альпинисты принимали участие в работе ряда науч­ных и изыскательских организаций. Все большее число опытных восходителей связывает свою постоянную дея­тельность с научными организациями. Увеличился ин­терес к альпинизму научных работников, в первую оче­редь географов и геологов. Свидетельство тому — вни­мание читателя-географа к альпинистской литературе, в частности к ежегодникам советского альпинизма «Побежденные вершины».

Однако, наряду с некоторыми достижениями аль­пинистов в исследовательской географической работе, необходимо отметить невысокий уровень географиче­ских знаний у наших восходителей, даже у большин­ства инструкторов. В ряде спортивных организаций де­ляческое отношение к работе приводит к тому, что у альпинистов не воспитывается вкус к познанию и изу­чению горной природы. Занятия по темам географиче­ского цикла не всегда стоят на необходимом научном уровне.

Всесоюзной секции альпинизма и Комиссии высоко­горных исследований Географического общества необходимо привлечь широкие круги альпинистов к иссле­довательской работе в горах, объединив, в первую очередь, усилия учебных лагерей вокруг решения кон­кретных задач, например, наблюдений за состоянием ледников, изучения режима горных рек. Должна быть организована систематическая учеба альпинистов по предметам географического цикла. Повышение квали­фикации инструкторов альпинизма должно сопровож­даться повышением уровня их географических знаний. Только в этом случае альпинисты смогут принести пользу советской науке, нашей Родине.

Следует более серьезно приступить и к научной раз­работке собственно альпинистских тем. Тбилисский научно-исследовательский институт физической куль­туры ряд лет занимался вопросами методики класси­фикации вершин.

В 1950 г. к серьезной разработке этой темы при­ступил и Центральный научно-исследовательский ин­ститут физической культуры (Москва).

В ущелье Адыл-су, на склонах Эльбруса в течение всего лета бригадой ГЦНИИФК1 проводились экспери­ментальные работы по новой методике классификации маршрутов восхождений. Обработка эксперименталь­ных данных позволила руководителю бригады мастеру спорта А. Иванову получить ряд конкретных величин и зависимостей, необходимых для окончательного уточне­ния методики классификации. В частности, определено влияние высоты на трудность маршрута, установлены показатели относительной трудности для разнообразных поверхностей горного рельефа.

В результате этих работ бригады А. Иванова совет­ские альпинисты будут располагать возможностями для объективной оценки сравнительной трудности вершин и маршрутов.

Исследовательская работа по альпинистской тема­тике все же проводится в совершенно недостаточном объеме. До сего времени не начаты работы по давно выдвинутым общественностью темам: «История советского альпинизма», «Методика подготовки альпини­стов-высотников» и др.

Широкое развертывание исследовательской работы для решения основных вопросов альпинизма — важ­нейшая задача ближайших лет.

***

Великий советский народ с гордостью подвел итоги первой послевоенной пятилетки. Успехи народ­ного хозяйства СССР, сделавшего еще один шаг на пути к построению коммунистического общества, на­полняют заслуженной гордостью сердца советских людей.


Альпинисты СССР боролись за восстановление и дальнейшее развитие высокогорного спорта. Достиг­нуты известные успехи, однако нужно еще много рабо­тать, чтобы быть на уровне тех требований, которые ставит перед альпинистами страна, чтобы оправдать те возможности, которые имеются. О сдвигах в после­военной работе можно судить по следующим цифрам:

Годы

Участников альпинистский мероприятий (всего), в %

Подготовлено значкистов «Альпинист СССР I ступени», в %

Число спортивных восхождений (без учебных и зачетных)

Количество участников спортивных восхождений

Число восхождений на вершины высших категорий (IV и V)

Количество участников труднейших восхождений

1946

1947


1948

1949


1950

100

180


295

438


570

100

193


212

370


332

224

463


558

1209


1440

1557

3284


5175

10412


11957

-

41

52



94

110


-

168


206

448


498

Мы можем отметить, что количество подготовлен­ных значкистов в 1949 г. было выше, чем в довоенном 1940 г., что в 1950 г. превзойдены и довоенные показа­тели массовости альпинистских мероприятий. Возрос уровень спортивного мастерства; в последние годы пер­вой послевоенной пятилетки число спортивных групп возросло по сравнению с 1940 г. в 2,4 раза, а количе­ство участников спортивных восхождений в 10 раз! Раз­работаны и внедрены новые формы подготовки знач­кистов (местные планы). Получил развитие новый вид спорта — скалолазание.

За пятилетие проведен ряд выдающихся по своим результатам и значению экспедиций в горы Средней Азии: на Чаткальский хребет (1945 и 1950 гг.); в район Мраморной стены (Тянь-шань, 1946 г.); на юго-запад­ный Памир (1946 и 1947 гг.); на ледник Сагран (1947 г.); к пику Гармо (1948 г.); к пику Ленина и в верховья ледника Гармо (Памир, 1950 г.).

Перед организациями, руководящими альпинизмом, стоят серьезные задачи, от разрешения которых зави­сит дальнейшее развитие этого важного вида спорта: создание материальной базы для развития альпинизма среди населения горных районов страны, улучшение подготовки инструкторских кадров, восстановление централизованной спасательной службы в горах, рас­ширение производства снаряжения и организация ши­рокой его продажи.

Перед секциями альпинизма стоят первоочередные задачи — дальнейшего улучшения политико-воспита­тельной работы, беспощадной борьбы с проявлениями пережитков буржуазной морали.

Нет сомнения в том, что советские альпинисты обеспечат дальнейшее массовое развитие высокогор­ного спорта и добьются в дальнейшие годы новых до­стижений мирового класса.

На юго-западном гребне (5100 м)

пика Патриот (Западный Памир)

Фото П. Поварнина




М. ВОРОНОВ



следующая страница >>